Счетчик

Как чемпион Европы Инаркиев одержал победу в матче с Гельфандом

Фoтo: Прeсс-службa чeмпиoнaтa.

Мeрoприятиe прoвoдится в стoлицe Ингушeтии ужe вo втoрoй рaз, и сeйчaс oнo зaвeршилoсь oчeнь успeшнo для нашего спортсмена. В 2016-м Инаркиеву повезло меньше — он потерпел поражение в обеих частях матча: и в классической, и в быстрой.

Эрнесто, в Башне Согласия, как мы видим по конечному результату, вы были в согласии с самим собой. Какой этап матча оказался самым сложным?

— В этот раз конечный результат стал удачным для меня, хотя все шло не так гладко. По накалу противостояния это было одно из самых интересных и сложных соревнований в моей жизни. Первую партию выиграл Борис, он вырвался вперед, а потом мне удалось переломить ход событий: я выиграл и в классической части, и в быстрой, что помогло оторваться от соперника на три очка. Но потом я проиграл две классические партии, благодаря чему перед финальным днем вперед вышел Борис.

— Наверное, в тот момент у вас уже опустились руки? Ведь для шахматистов отставать от соперника перед последним игровым днем — настоящая трагедия.

— Конечно, когда теряешь такое преимущество, настроение не лучшее. Причем, когда проиграл первую партию, подумал: ну ничего, в принципе отрыв все равно есть. Потом неожиданно этот отрыв стал не в мою пользу. Но я знал, что все в моих руках, и матч еще можно выиграть. Последний день получился очень интересным! Первые две партии, с контролем времени по двадцать пять минут, мы сыграли вничью. И когда, казалось бы, у меня уже не оставалось никаких шансов, я пошел вперед, и Борис не выдержал натиска — две последние партии я взял!

— Очевидно, помогла моральная поддержка ваших поклонников. Да и как можно было не оправдать надежды вашего главного болельщика — главы Ингушетии?

— Да, действительно, Юнус-Бек Евкуров регулярно приходил на матч, за что я ему очень благодарен. Это была колоссальная поддержка. Вообще, за нашей игрой следили очень многие. Параллельно в том же месте проводилось детское соревнование «Надежды Северного Кавказа». И сразу после своих сыгранных партий дети следили за нашей с Борисом игрой, оставались до окончания, чтобы пообщаться, попросить автографы.

— А какова была реакция Гельфанда на поражение? Не закрылся ли он в себе после неудачного результата, как делают многие шахматисты?

— В Ингушетии все успели полюбить Бориса, он большой молодец! Я проникся к нему еще большим уважением, особенно когда проиграл две партии подряд (смеется). Он по-человечески очень хорошо себя проявил, открыто общался с людьми, шел к ним на встречу. С одной стороны, у него такое сочетание жестких бойцовских качеств, а с другой — такая человечность и открытость. Это же очень важно, чтобы шахматисты не отпугивали людей, которые, грубо говоря, не в теме.

— Не мешали ли погодные условия вашему интеллектуальному бою на крыше? Как быстро удалось сосредоточиться на игре?

— Первые несколько минут с начала партии было видно, что и я, и Борис пытаемся сосредоточиться и привыкнуть к смене места матча. На самом деле погодные условия были вполне терпимые. Не было такого, что фигуры летают или что-то в этом роде. Порывы ветра действительно ощущались, но ничего страшного. Потрясающий вид на город — вот что действительно могло отвлечь, но, думаю, нам удалось абстрагироваться от всего.

— У вас было два свободных дня. Удалось ли абстрагироваться от шахматных страстей?

— В первый выходной день состоялась передача библиотеки моего тренера Марка Дворецкого, ушедшего из жизни прошлой осенью, спортклубу «Ади Ахмад». Борис, как и я, на этом мероприятии тоже присутствовал. А во второй день было закрытие детского соревнования. Также у нас состоялась очень интересная передача в прямом эфире, где ведущий задавал острые вопросы. Прямой эфир добавил остроты и волнений, но, мне кажется, получилось хорошо.

— Получается, что и в выходные от шахмат никуда не уйдешь! Зато сейчас есть время отдохнуть. Какие планы?

— Скажу честно, последний игровой день был очень длинным. Это сумасшедшее напряжение, подготовка. Каждую минуту матча я был в борьбе, только сейчас вновь начал присматриваться к миру. С одной стороны, очень радостен результат матча, а с другой стороны, понимаю, что мне тоже досталось! Хочу возобновить свои занятия по айкидо. Но, признаться, быстрее всего меня всегда восстанавливает сын. Он меня развлекает, у него постоянно есть какой-то план действий. Вот, например, сегодня сделал лук из вешалок и теперь показывает мне, как правильно стрелять. Это самое приятное времяпровождение. А вообще, мне очень интересно узнать, как себя восстанавливает после игры Борис Гельфанд. В нем столько энергии. Разгадать бы его!

— Понятно, что этот матч — личная победа для вас. А что еще он принес помимо радости и почетного статуса?

— Приятно, что в Ингушетии состоялся такой шахматный праздник. Это был второй фестиваль «Башня согласия», организованный спортклубом «Ади Ахмад», в следующем году планируем провести и третий.

Что касается рейтинга, то в «классике» я его чуть уронил, а в быстрых шахматах прибавил 63 пункта. И самое интересное, что на сегодняшний день я 14-й в мире, а Гарри Каспаров — 13-й. Очень приятно находиться в такой зоне! Для меня по-спортивному это очень важный шаг. Идем дальше!

Комментарии закрыты.