Счетчик

Никита Крылов: «Проводить бои в Донбассе не опасно»

Фoтo прeдoстaвлeнo прeсс-службoй

«Eдинoбoрствa в Дoнбaссe – спoрт нoмeр oдин»

— 26 aвгустa ты встрeтишься с Мaрo Пeрaкoм в Дoнбaссe. Чтo этo будeт зa турнир?

— Oгрoмнoe мeрoприятиe, нaцeлeн нa oбъeдинeниe Дoнбaссa в цeлoм. И я oчeнь рaд, чтo буду драться дома. Это была моя мечта. Большое событие для жителей. Нужно заряжать местных людей. MMA там – спорт номер один. Там не слышно не про футбол, не про что-то другое.

— А как же футбольный «Шахтер»?

— Что «Шахтер»? Он базируется во Львове и всем пофиг. Ничего не слышно. Есть несколько крупных клубов по единоборствам и это интересно. Я знаю, что MMA там не на том уровне, на котором может и должно быть.

— Когда возникло предложение?

— В начале лета. Говорили, что возможно турнир будет в начале мая, но уже тогда я подумал, что было бы круто провести его в августе, перед Днем Шахтера – это последнее воскресенье августа. Здорово, что все так совпало в итоге.

— Что скажешь о Пераке?

— Вроде неплохой парень, крепкий середняк. Легкого боя не должно получиться. Что-то может в борьбе, что-то получается в стойке. Не мешок, проигрывал хорошим ребятам.

— Для тебя что-то особенное, выступать на таком турнире?

— Это все очень серьезно. Я дрался в Донецке, какие-то бои в ночных клубах, куда приходит по 500 человек, но подобного там вообще не было. Сейчас турнир как нельзя кстати, классно, что все получилось.

— В этот же вечер боев будет драться твой младший брат – Игорь. Недавно он дебютировал в профессионалах. Переживал ли ты, находясь на расстоянии от него и как, собственно, этот дебют оцениваешь?

— Да это вообще жесть была. Я приехал тогда из Санкт-Петербурга со своего боя, встретился с родителями, которые прилетели на поединок Игоря. Думал, самолет у меня будет ночью, а оказалось – в 5 вечера, в то время как бои начинаются в 6. Лететь мне в Иркутск, где на турнире INDUSTRIALS дрался Стас Молодцов. Ехал в такси в аэропорт, обновлял сайты. Сел в самолет и понимал, что через полчаса малой выступать будет, и примерно тогда же – Стас. Как только приземлился, бегом в Интернет. Трэшовый полет был, 5 часов в неведении! Игорь порадовал, развивается и учится. Своим упорством дойдет до своего. Сейчас вместе начнем готовиться в турниру в Донецке.

— Ты будешь его секундировать?

— Вряд ли. Думаю, я буду еще в гостинице или около того.

— Дополнительные нервы предвещаются?

— Это всегда присутствует, но я за него спокоен.

— Нет ли у тебя мимолетной мысли перейти в тяжелый вес?

— Да ну. Я тут думаю в средний спуститься. С Вовой Минеевым или Магой Исмаиловым подраться, там машины раздают! (смеется).

— Серьезно?

— Абсолютно. По сути, средний и тяжелый вес – это люди одной комплекции. Крис Вайдман и Люк Рокхолд в межсезонье по размерам как я. Поэтому, думаю, спуститься в средний вес не проблема. Вопрос мотивации. Если будет интересно – я смогу.

— Актуально задавать вопрос о противостоянии с Абдул-Керим Эдиловым, с которым была заруба в социальных сетях?

— Не знаю, насколько актуально… Для нашего с ним боя нужно не только наше согласие, а еще компромисс между нашими сторонами, ведь он подписан в другую организацию. Но, думаю, какое-то логическое завершение этого будет. Когда – посмотрим.

— После перепалки было какое-то личное общение?

— Да, буквально в те же дни. Созвонились, поговорили.

— В каком тоне?

— Грубого тона не было, на спокойной волне. Его удивило, почему я так высказался, я объяснил. Разговаривали нормально. Сказал, если хочешь подраться – давай подеремся.

«В Москве проводить турниры опаснее, чем в Донецке»

— Грядущее событие – это все-таки спортивное или политическое?

— Для меня оно больше человеческое. Объединяющее идеологией. Таких крупных мероприятий не было, целый стадион на 25 тысяч человек. 34 трибун, думаю, будут открыты. Народу будет очень много.

— Проводить такие турниры в Донецке – опасно?

— Это необходимо для морального поднятия духа. Люди там ничего не видят, не слышат. Находясь там несколько дней, можно прочувствовать, какая там атмосфера. Можно привыкнуть к людям в военной форме, можно привыкнуть к постоянным украинским залпам на фоне. Но когда приезжаешь в Москву, за окном салют пускают, а у тебя первая мысль, что опять стреляют. Каких-то праздников и шоу народ там не видел давно. Опасно на передовой, опасно где воюют. А в Донецке живут мирные люди, которым эта война принесла много бед и несчастий. Пора поднимать моральный настрой. В Москве сейчас опаснее проводить турниры, чем в Донецке.

— Почему?

— Бьют туда, где меньше всего ожидаешь. Террористу в Москву попасть гораздо легче, чем в Донецк, потому что там много патрульных. Меры безопасности там большие. А снаряд до туда не долетит, линия фронта уже очень далеко.

— Как-то ты говорил про паспорта ДНР, и совсем недавно – про желание получить российское гражданство. Какие-то сдвиги в любую из сторон есть?

— У меня до сих пор украинский паспорт. Слышал такое, что если у лица были административные штрафы, неважно, оплаченные или нет, то в большинстве случаев ему отказывают в получении гражданства. Условно, если было пару штрафов в ГАИ, хоть 100 рублей. И все.

— Ну вообще занимаешься этим вопросом?

— Есть люди, которые вызвались помочь, как будет дальше – не могу сказать. Пытаемся решить. Что касается паспорта ДНР, то его получить все так же просто.

— С чем связано желание смены гражданства? Создает ли какие-то сложности, что у тебя украинский паспорт?

— Часто бывают всякие трудности. Когда мы только переехали сюда, и моя беременная жена пошла в местный роддом, оплатила первое посещение, ей вообще сказали: «Сядьте, у нас к таким другое отношение». Сказали открыто. Говорить такое беременной девушке… Спасло только то, что я был не в Москве вообще. Да элементарные ситуации бывают, когда проверяют документы. Регистрации же нет. Но главное неудобство, что для получения визы нужно ехать в Украину. А если я подерусь в Донецке, то вряд ли меня там кто-то будет жаловать. Если въезд не закроют, то какой-то кипиш точно будет. Алексей Олейник вышел на бой в футболке с Путиным, а его объявили персоной нон-грата. Ну о чем тут говорить.

Посмотрел пресс-конференцию Флойда Мейвезера и Конора МакГрегора. На том моменте, когда Конор начал говорить о сыне, понял что хоть о чем-то я могу рассуждать так же, как он. Как там? «Выиграть и сделать его счастливым»? #добрыняникитич #nikitakrylov

Публикация от Никита Крылов (@nikitakrylovufc) Июл 12 2017 в 11:53 PDT

«Ради семьи ты будешь пахать и вкалывать»

— Рождение ребенка перевернуло все с ног на голову, стало сложнее готовиться?

— А у тебя?

— Очень.

— Ну вот. По всем фронтам стало сложнее. В прошлом мне гораздо меньше приходилось думать и о чем-то заботиться. Но при этом это и есть развитие. У меня получается быть неплохим папаней, плюс мужем жена довольна. Все классно, сын растет, стараюсь обеспечить ему достойное взросление.

— Вопрос избитый, но все же: хотелось бы, чтобы сын пошел по твоим стопам?

— Хотелось бы, чтобы он вырос здоровым и счастливым человеком. Само собой, это будет присутствовать в его жизни, он познает это очень глубоко. Но остаться в этом или постичь что-то другое – будет его выбор. Я с детства хотел этим заниматься, но конкретного образа, как это может выглядеть, у меня не было. Даже в юности еще не представлял. Шел на шахту, или на учебу, и думал, что фиг я юристом стану. На шахте тоже не то. Поэтому мне было не сложно определиться, что единоборства нужны. Что касается сына, то я постараюсь дать ему очень разностороннее развитие, где он сам расставит приоритеты. Но драться я его точно научу (улыбается).

— Недавно ты согласился с Макгрегором, что надо победить, чтобы сделать сына счастливым. Это – твоя новая мотивация?

— Конечно. Семья вообще мотивирует. Ты растешь и мотивация должна меняться. Раньше я думал о том, как заработать на тачку, или чтобы поесть в каком-то хорошем месте, затем хотелось помогать близким, потом еще чего-то хотелось. А тут появляется сын и это – неисчерпаемый поток мотивации, ради которого ты будешь пахать и вкалывать. Все тоже самое, что я когда-то хотел для себя, теперь хочется для него.

Комментарии закрыты.